12:06 

Про Одну Девочку. История 21

alanaenoch
Никто не может обидеть тебя, пока ты не позволишь (с)
Новая история про Одну Девочку. Летнее настроение)



21. Пляжная феерия

Однажды Одна Девочка с Любимой отправились на пляж. Сосны, белый песок, лазурная вода... и куча народу. Рядом отдыхала весьма колоритная парочка: она – знойная женщина, мечта поэта, обладательница роскошного шестьдесят второго размера, он – мужичок-муравей, щупленький и кривоногий. Дама загорала стоя, а её миниатюрный супруг, примостившись в её обширной тени, наслаждался созерцанием симпатичных девушек в купальниках. Дама не просто загорала, она принимала солнечные ванны, подставляя жарким лучам все участки своей необъятной, как закрома родины, фигуры. Со стороны казалось, будто она играет в «море волнуется раз...»: в каких только причудливых «морских фигурах» она не замирала, стремясь к ровному загару!

– Галя, с тебя прямо скульптуру ваять можно, – заметил Муравей. – Древнеегипетскую. Сфинкс называется.

Голос был под стать его телосложению: пискляво-гнусавый, мультяшный. Галя не удостоила его ответом. Ветерок колыхал широкие обвисшие поля её пляжной шляпки, а обильно смазанное солнцезащитным кремом лицо жирно лоснилось. Никакой муравьиный писк не мог отвлечь её от процесса синтеза витамина Д, которому она сосредоточенно и величественно предавалась.

Девочка с Любимой млели на солнышке, время от времени освежаясь охлаждённым квасом из термоса. Девочка растянулась на животе; её так разморило, что лень было даже смахнуть капельку пота, которая повисла на кончике носа...

И всё-таки она некоторым образом встала, чтобы пройтись по пляжу – щегольнуть постройневшей к лету фигурой и новеньким прозрачным парео. Его складки льнули к её ногам, струились и окутывали их завесой полузагадки. Почему «полу-»? Сквозь ткань всё-таки можно было немало разглядеть.

Взгляду Девочки предстало занятное зрелище: девушки играли в пляжный волейбол. Шоколадно-загорелые, сильные, стройные, длинноногие, в крошечных купальниках, почти ничего не прикрывавших... «Все равны как на подбор, с ними тётька-капитан». Девочка восторженно замерла, но внимание её было приковано отнюдь не к мячу, а в душе рождалась песня:

– «Потому что нельзя...» Потому что нельзя играть в волейбол с номером бюста от четвёртого и выше!

Неужели она спела это вслух? Волейболистки обернулись и посмотрели на неё так, будто собирались разом наброситься и порвать её парео в клочья. Девочка попятилась, оступилась и упала... в шезлонг, который ей подставили двое из этих загорелых спортсменок. Уже в следующий миг вокруг неё закружился земной рай: одна красотка подносила ей прохладительный напиток, вторая обмахивала опахалом, третья делала массаж ступней, четвёртая – маникюр, а остальные исполняли перед ней зажигательный танец с крепкими, упругими волейбольными мячиками... По четыре на каждую девушку: два спереди, два сзади.

– «Если б я был султан», – напевала Девочка, потягивая коктейль через соломинку.

Но что творилось на пляже? По песку уверенной походкой кинозвезды шагал Муравей – в зеркальных тёмных очках, эротично расстёгнутой рубашке и полупрозрачных штанах. Внезапно остановившись в позе тореадора, он разразился танцем, а из его кадыкастого горла протяжно полилась песнь о любви... Он обращался не к Девочке, а к Гале, которая стояла вполоборота к нему, облачённая в индийское сари. Весь пляжный народ, как по команде, вскочил и заплясал удивительно синхронно.

«О темноокая, широкобёдрая богиня моего сердца! – звучал за кадром перевод песни. – Ты плывёшь по волнам моей души, как изящная шхуна, покачивая своей прекрасной кормой. Меня охватывает жар, когда я вижу твои паруса... Как я мечтаю взойти на борт и поднять свой флаг на твоей мачте!»

Галя с кокетливо-гордым видом выслушивала его признания, колыхая своей «кормой» в такт музыке, а потом настала её очередь петь:

«Не слишком ли ты напорист, отважный пиратский капитан? Ты тянешь свои жадные руки к моим чистым парусам, но гляди, как бы якорный канат не оборвался! В первый же шторм ты вывалишься за борт, хвастунишка! А я поплыву дальше в закат, с достоинством покачивая моей несравненной кормой».

Девочка с открытым ртом наблюдала весь этот Болливуд. Галя отплясывала на песке с удивительной для своей комплекции пластичностью, Муравей увивался вокруг неё, как шлюпка вокруг корабля, делая непристойные движения тазом, или, скорее уж, тазиком. Ванна Гали чуть накренялась из стороны в сторону величаво и плавно, а руки изгибались в загадочных морских фигурах...

А навстречу Девочке шагала Любимая – в подвёрнутых белых брюках, белой майке на бретельках и просторной голубой рубашке поверх последней. На мокром песке линии прибоя за ней оставались следы её босых ног. Откуда-то взялся белый конь, и они поскакали на нём вдвоём, озарённые розовыми закатными лучами.

– Игорь, не нервируй меня! Подай мне лучше крЭм от солнца!

Галя – уже не в сари, а в купальнике шестьдесят второго размера – принялась восстанавливать слой крема, смытый водой. Стянув с головы шапочку для бассейна, она встряхнула волосами и водрузила на место шляпку. Супруг усердно помогал ей, размазывая «крэм» по широкой, уже слегка покрасневшей спине.

Девочка приподнялась на локтях. Голова гудела, спину пощипывало, а Любимая куда-то исчезла... Прохладный квас из термоса немного привёл Девочку в чувство.

– Ты ещё не перегрелась тут? Пойдём-ка в тенёк.

Любимая склонилась над ней, заслонив солнце. С её помощью Девочка поднялась, и они переместились под навес пляжного кафе, где насладились шоколадным мороженым и холодным пивом. Девочка никак не могла взять в толк, почему на неё все посматривают с ухмылками: с купальником вроде всё в порядке, грязь нигде не пристала...

И только дома, ополаскиваясь в ванной, она увидела в зеркале свою спину. Там красовался более светлый участок кожи в форме кролика с обложки «Плейбоя». Похоже, кто-то побаловался солнцезащитным «крэмом», и Девочка даже догадывалась, кто.

– Ах, ты! – кинулась она на Любимую, которая раскладывала по тарелкам сочный, сахаристый арбуз.

Теряя тапочки и поддерживая падающее полотенце, она погналась за Любимой по всей квартире.

– Прости, прости, я пошутила! – смеялась та, убегая.

– Я тебе сейчас пошучу!

Догонялки закончились потерей полотенца. Любимая остановилась и окинула голую Девочку прищуренным взглядом, а потом схватила и повалила на кровать.

«О, прекрасная загорелая роза моего сердца! Ты качаешься в моём саду, нежно благоухая и сверкая каплями росы на рассвете... В моей душе бушует пламя, когда я вижу твои лепестки! Как я мечтаю коснуться твоего бутона губами в обход острых шипов...»

«Не слишком ли ты напорист, трудолюбивый садовник? Спрячь-ка свой большой секатор, я распустилась не для тебя! Ступай лучше собирать огурцы и пасынковать помидоры! Да не забудь прополоть морковные грядки и полить капусту!»

– Хочешь поиграть в садовника? – мурлыкнула Любимая. – Ну, иди ко мне, моя картошечка, я тебя окучу...

– Картошечка?! – гневно вскричала Девочка. – Сама ты... баклажан!

И догонялки возобновились, причём Девочка старалась достать Любимую взмахами полотенца, как будто та была комаром, которого нужно прихлопнуть. И если бы не вставший на их пути диван, садовник и роза так и не встретились бы в любовных объятиях примирения.

@темы: Про Одну Девочку

URL
Комментарии
2017-06-23 в 15:59 

lost_world
Привет!))
Вот мужчинка поступил правильно: он прилег в тени своей дамы, а вот Девочку от перегрева не спас даже квас)) Привидется же такое))) Спасибо за историю) Улыбнуло))

2017-06-23 в 16:03 

alanaenoch
Никто не может обидеть тебя, пока ты не позволишь (с)
Приветище, Ксю) Да, энтому господину повезло с дамой: с ней и зонтика пляжного не нужно)))
На здоровье))) Мурк:3

URL
2017-06-24 в 08:19 

Os.Kemen
не надо делать мне как лучше, оставьте мне как хорошо. (с)
Привет, Алёнушка)
Превосходная феерия летнего зноя, приправленная изрядной долей юмора. Сильно подозреваю, что капитаном волейбольной команды была никто иная, как Бипаша Басу;-) А закадровый перевод песен просто обалденный!:vo:
При моём шальном воображении нельзя читать такое на работе... сижу и пытаюсь сдержать то и дело подступающие приступы смеха...:-D
Спасибо Алён!:red:

2017-06-25 в 05:26 

alanaenoch
Никто не может обидеть тебя, пока ты не позволишь (с)
Привет, Ань)

Сильно подозреваю, что капитаном волейбольной команды была никто иная, как Бипаша Басу
Хах, весьма не исключено))))) Спортсменка и красавица, разве только - не комсомолка)))

Рада, что эта маленькая шаловливая история подняла тебе настроение))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Свет в окне оставить не забудь...

главная